ЕЛЕНА ЮРЬЕВНА
ШКОЛА ЖИЗНИ
Однажды Елена Юрьевна, учительница русского и литературы, что важно – очень порядочная женщина, была совершенно неузнаваема. С опозданием ворвалась в класс, нервно причесываясь по пути к учительскому столу. А ведь всегда «сама элегантность», строго по звонку, ни минутой позже. Похоже, Елена Юрьевна стала жертвой каких-то чудовищных обстоятельств. В классе воцарилась гробовая тишина. Мы сидели, выпучив глаза, в ожидании сенсации.

– По дороге к вам, ребята, я увидела у нашей околошкольной помойки бомжа.

(Тоже мне сенсация: бомж на Осипенко!)

– Я тоже его видел, – кричит Тимур.

– Нет, Тимур. Ты видел не этого. Не кричи с места! Что за привычка дурацкая такая?!

(Да, Тимур как всегда…)

– Бомж рылся в помойке, – продолжила, Елена Юрьевна, – и материл весь люд честной, что ему туда ничего не положили!

Голос дрожал, она очень нервничала. Мне на минуту показалось, что она вот-вот заплачет.

– А может мы просто забыли? – произнес кто-то из класса.

– Что забыли?!

– Ну, положить что-нибудь…

Через 10 минут мы уже спрягали падежи. Я копошилась в пенале, пытаясь выбрать ручку. Думать о чем-то кроме нашей помойки не удавалось. Кстати, эта «достопримечательность» была включена в наш ежедневный вояж из дома до школы и обратно. Родители, конечно, предпочли бы, чтобы там была клумба, но, сами понимаете, на всю суровую действительность, к сожалению, цветов не хватит.

Собственно, к чему это я!

«Хорошие вроде бы» люди, видят несправедливость по отношению к ним: мол, я не воровал, жил честно, у меня всего один дом, а у нашего соседа-козла их два, а он-то в 90-е 10 фирм-помоек держал. Хапнул тогда всего, оказался в нужное время в нужном месте. Козел, одним словом.

Не потому что «козел», а потому что он, а не я.

Вместо того чтобы молча зарабатывать на второй дом, все мысли «вроде бы хорошего человека» заняты соседом-козлом. Вот он гнев чистых понятий во плоти, превращающий самое светлое в самое гадкое. Нелепые сравнения, глупые оправдания. И зачем все это? Этого даже сам «хороший человек» не знает, но он ненавидит. И ненависть его всепоглощающая. Он не будет читать умные книжки, не будет проводить работу над своими ошибками. Нет. Все это лишнее. Он очень занят. Вечером он включает телевизор и материт правительство за то, что они туда ему ничего не положили.


Спасибо, Елена Юрьевна.
С тех пор, ко всем бомжам я стала прислушиваться.





Made on
Tilda